Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: История (список заголовков)
14:16 

Я гуляю по проспекту, мне не надо ничего - я надел свои очки и не вижу никого!
Читая у Тита Ливия об истории Римского государства, внезапно нашла для себя интересную личность. Это Ганнибал Барка. Замечателен этот товарищ своим переходом через Альпы в 3 веке. до н.э. с громоздким войском, где находились помимо всего прочего тяжелые и неповоротливые боевые слоны. А так же битвой при Каннах, где армия Ганнибала "нанесла сокрушительное поражение превосходящей её по численности римской армии. Считается, что по числу жизней, потерянных в один день, Канны попадают в число тридцати самых кровопролитных сражений во всей человеческой истории, а также одновременно являются одним из наиболее известных примеров окружения численно превосходящих сил противника.".
Я вообще неровно дышу к полководцам подобного склада. Очень жалко, что в самом Карфагене никаких исторических текстов о Ганнибале составлено особенно не было и узнать о нем можно только со слов иноземцев. Нашла в интернете несколько картиночек, иллюстрирующих переход карфагенян во главе с Ганнибалом Баркой через Альпы, а так же переправу слонов через реку.
Я немного недолюбливаю Римскую империю, поэтому мне прямо таки жалко, что Барка не смог в итоге обернуть свою победу полным разгромом противника и сразу не взял ослабленный Рим.





@темы: История, карфаген, ганнибал барка, ганнибал

15:23 

Я гуляю по проспекту, мне не надо ничего - я надел свои очки и не вижу никого!
В нашей районной библиотеке мне не только простили годовую задолженность, но и по моей просьбе (весьма робкой), вынесли мне книжку "Императорский Рим в лицах", издательство Московского Университета, издание 79 года. Дюже мне надо почитать про Рим времен Империи для моего "Сказания". Книги не было в зале, и ее специально для меня принесли со словами: "Вообще мы должникам такие книги не даем, но вам уж так и быть!"
Перед этим поспрашивала у заведующей про выставки, она сказала что да, проводят они выставки. Показала мне выставочный зал, вообще довольно мило пообщались.

Книга про Рим оказалась классная. Читаю и иногда просто перлы попадаются.

"Один римский житель, у которого, наверное, из забора постоянно вытаскивали гвозди, вывесил такую табличку:
"Кто вытащит отсюда гвозди, пусть вонзит их себе в глаза!""

Стала читать про Цезаря - порадовало:

"Когда пираты потребовали у него выкупа в двадцать талантов (талант- очень крупная весовая денежная единица), Цезарь рассмеялся, заявив, что они не знают, кого захватили в плен, и сам предложил дать им пятьдесят талантов. Затем, разослав своих людей в различные города за деньгами, он остался среди этих свирепых людей с одним только другом и двумя слугами; несмотря на это, он вел себя так высокомерно, что всякий раз, собираясь отдохнуть, посылал приказать пиратам, чтобы те не шумели. Тридцать восемь дней пробыл он у пиратов, ведя себя так, как если бы они были его телохранителями, а не он их пленником, и без малейшего страха забавлялся и шутил с ними. Он писал поэмы и речи, декламировал их пиратам и тех, кто не выражал своего восхищения, называл в лицо неучами и варварами, часто со смехом угрожая повесить их. Те же охотно выслушивали эти вольные речи, видя в них проявление благодушия и шутливости.
Однако, как только прибыли выкупные деньги из Милета, и Цезарь, выплатив их, был освобожден, он тотчас снарядил корабли и вышел из милетской гавани против пиратов. Он застал их еще стоящими на якоре у острова и захватил в плен большую часть из них. Захваченные богатства он взял себе в качестве добычи, а людей заключил в тюрьму в Пергаме. Сам же он отправился к Юнку, наместнику Азии, находя, что тому, как лицу, обладающему судебной властью, надлежит наказать взятых в плен пиратов. Однако Юнк, смотревший с завистью на захваченные деньги, ибо их было немало, заявил, что займется рассмотрением дела пленников, когда у него будет время. Тогда Цезарь, распрощавшись с ним, направился в Пергам, приказал вывести пиратов и всех до единого распять на крестах, как он часто предсказывал им на острове, когда они считали его слова шуткой.
Римский историк Светоний, упоминая в жизнеописании Цезаря об этом случае, замечает: "Даже во мщении обнаруживал он свою природную мягкость. Пиратам, у которых он был в плену, он поклялся, что они у него умрут на кресте, но когда он их захватил, то приказал сначала их заколоть и лишь потом распять"

ДА, очень мягко))))))

@темы: История, Книги, Литература, Цитаты

15:19 

Я гуляю по проспекту, мне не надо ничего - я надел свои очки и не вижу никого!
Филипп Эрланже, Генрих Третий. Главы 8, 9, 10, 11

читать дальше

@темы: Генрих, история

19:12 

Генрих Третий

Я гуляю по проспекту, мне не надо ничего - я надел свои очки и не вижу никого!
Филипп Эрланже "Генрих Третий" Главы 6, 7


читать дальше

@темы: история, Генрих

21:14 

Филипп Эрланже "Генрих Третий". 4, 5 глава

Я гуляю по проспекту, мне не надо ничего - я надел свои очки и не вижу никого!
Самое начало четвертой главы в предыдущей выкладке.


читать дальше

@темы: история, Генрих

11:55 

Я гуляю по проспекту, мне не надо ничего - я надел свои очки и не вижу никого!
Прошу прощения, что прекратила выкладывать в сеть книгу Эрланже- сегодня возобновлю это дело)
А пока сижу на работе читаю.
"После возвращения из Лиона король тут же занялся изменениями в правительстве. Малый совет, чрезвычайно разросшийся, был сокращен до восьми человек. Государственным секретарям, взявшим на себя слишком большую самостоятельность, было сделано внушение. Отныне признавались действительными только распооряжения, подписанные собственноручно королем. Все эти меры были превосходны. Люди видели,что король полностью забирает власть в свои руки. Вместе с тем было в штыки встьречено введение новых правил,касающихся королевской аудиенции, церемонии пробуждения и отхода ко сну Его Величества. Дворяне, привыкшие набиваться в королевские покои, как им заблагорассудится, и обращаться к королю со своими просьбами во время ужина, расценили новый дворцовый этикет как "дикие сарматские нравы".

Вот козлы.

@темы: история, Генрих

20:28 

Продолжаю выклдывть глвы книги Филиппа Эрланже

Я гуляю по проспекту, мне не надо ничего - я надел свои очки и не вижу никого!
13:39 

Я гуляю по проспекту, мне не надо ничего - я надел свои очки и не вижу никого!
"Сестра Филиппа Второго, королева Португалии донья Хуана, только что овдовела. Происхождение и богатство делали ее одной из самых выгодных партий Европы. Екатерина уже воображала себе ненаглядного сына мужем этой набожной женщины, за что он должен получить от Испании в качестве приданого прекрасное Португальское княжество. То, что донье Хуане 29 лет, а Александру 13, в расчет не принималось".

Все таки Екатерина воистину не по детстки отжигала.

@темы: Генрих, история

19:49 

Филипп Эрланже "Генрих Третий. Последний из Валуа"

Я гуляю по проспекту, мне не надо ничего - я надел свои очки и не вижу никого!
Буду выкладывать сюда отсканированные страницы из книги) Сделаю из своего дневника частичный исторический архив, так сказать.
Буду выкладывать постепенно, по главам.

s11.radikal.ru/i183/0910/57/d4eda883d9d2.jpg

читать дальше

@темы: Генрих, история

11:23 

Нашел на форуме статью о религиозных процессиях Генриха Валуа

Я гуляю по проспекту, мне не надо ничего - я надел свои очки и не вижу никого!
11:57 

Я гуляю по проспекту, мне не надо ничего - я надел свои очки и не вижу никого!
Филипп ЭРЛАНЖЕ «Генрих III. Последний из Валуа»

Очередная книга от профессионального историка, выпущенная издательством «Энас», погружает читателей в мир интриг французского двора, где царит Генрих III, последний король династии Валуа, нежно любимый сын Екатерины Медичи, непревзойдённый красавец…


Он был личностью большого масштаба, во многом опередившей своё время. Он попытался покончить с религиозными распрями между протестантами и католиками и пал от руки религиозного фанатика.

Екатерина Медичи, Карл IX, Генрих Наваррский, братья де Гиз, королева Марго — главные персонажи этой книги, живо и увлекательно воссоздающей самую драматическую эпоху истории Франции.

Эпоху, отмеченную страшной Варфоломеевской ночью и наложившую свой отпечаток на личность и судьбу Генриха III, последнего из рода Валуа. Оказывается, об этом человеке мы знаем ничтожно мало.

А ведь он, по мнению многих современников, был человеком незаурядным. На протяжении нескольких столетий в исторической, а затем и в художественной литературе складывался карикатурный образ слабого, изнеженного, недееспособного монарха с гомосексуальными наклонностями.

Причём именно последнее традиционно обсасывалось с особенным удовольствием. На самом же деле при своих личных качествах и талантах государственного деятеля Генрих III мог бы стать украшением истории Франции.

Жизнь этого монарха противоречива: две громкие военные победы в юности, а последующая жизнь в условиях чудовищной разрухи, варварства, предательства собственной семьи в раздираемой на части непрерывной гражданской войной стране.

Самое, пожалуй, сильное впечатление от книги — это понимание страшного одиночества главного персонажа. Он потерял репутацию, но сумел сохранить единство нации, обеспечил преемственность династий и мир, передав трон Генриху IV Бурбону. Книга Филиппа Эрланже написана динамично и информативно, несмотря на академический суховатый стиль.




Я Наконец то заказала эту книгу в интернет-магазине!!!

@темы: Генрих, история, литература

16:54 

Я гуляю по проспекту, мне не надо ничего - я надел свои очки и не вижу никого!
Мне пора уже отводить в книжном шкафу отдельную полку , именуемую так : литература о Генрихе Валуа. Сегодня купил книжку про Лувр. И что бы вы думали? Там подавляющее большинство разделов посвящено Генриху III , как самому яркому и таинственному королю Франции, да и притом, видимо, при нем Лувр привлекал наибольшее внимание, взять того же Дюма, который выбрал именно эту эпоху для своего романа. В принципе информация почти та же, что и во всех остальных моих книжках вместе взятых, только она по-другому скомпонована, да и некоторые новые детали тоже есть.) Автор сего труда просто без ума от нашего Генрике- он его уважает, защищает и видно, что знает о нем нимало. Но надо признать, историк защищает короля на основании неоспоримых исторических документов. Сей труд начисто разрушает теорию о том, что у Генриха и миньонов были какие то другие отношение кроме дружеских. В доказательство автор приводит письма Генриха Валуа своим любимцам, часто ссылается на Брантома, королевского секретаря и других современников короля. Да и вообще, рассуждает очень спокойно и здраво. Хорошая книжка) Хоть там и маловато инфы. Да и язык, скажем так, намного лучше, чем у той же Леони Фриды.


Что меня еще очень удивило, так это то, что после смерти Генриха Валуа 45,5 процентов титулованного дворянства отказалось выбирать нового короля и удалилось в свои владения. Красноречивый жест, однако.
В общем, оказывается, большинство историков ЗА короля, а не ПРОТИВ него)

Еще купил книженцию под названием "Старый Краков", дабы почитать про Вавель) и тут же натыкаюсь на Портрет Генрике с припиской : "Самый эксцентричный король Польши"
читать дальше

АПД:
Наткнулся сейчас тут в книжке на очень интересное место)Оказывается Генрих даже на дуэль вызывал одного дворянина, когда еще не был королем:lol: Но дворянин быстренько сбежал из Парижа:vict:

@темы: Генрих, история

22:36 

Нашел в инете статью про генерала Каппеля

Я гуляю по проспекту, мне не надо ничего - я надел свои очки и не вижу никого!
Генерал Владимир 0скарович Каппель и его «Каппелевцы»
(На Волге и в Сибири, 1918 - 1820 гг.)
Борис Павлов


8-го июня 1918 года восставшими чехами была занята Самара. В этом принимали участие также и небольшие русские отряды. Как пишет А. А. Федорович («В. О. Каппель» стр. 22):
«В тот же вечер, в освобожденном от большевиков городе состоялось собрание офицеров ген. штаба, оказавшихся в Самаре. Был поднят вопрос кто объединит и возглавит эти русские отряды. Желающих взять на себя эту ответственность среди присутствующих не оказалось. Все мялись и смущенно молчали. Кто-то даже предложил бросить жребий. Тогда неожиданно выступил, скромный на вид, молодой офицер ген. штаба и попросил слова: «Раз нет желающих, то временно, пока не найдется старший, разрешите мне повести части против большевиков», спокойно и негромко произнес он.

читать дальше

@темы: белое движение, история

21:16 

Я гуляю по проспекту, мне не надо ничего - я надел свои очки и не вижу никого!
Любуюсь на шикарное содержание своей книженции.

Глава 1. Каратели и заступники

1. "Интервью убийцы". Поэт Агриппа Д"Обинье беседует с бароном Адретом
2.Подлинная история барона Адрета
3.Валанс, Лион, Гренобль
4.Резня в Оранже и завоевание долины Роны
5.Убедительные доводы барона Адрета
6.Пленение барона Адрета
7.Почему барон Адрет перешел в лагель католиков?
8.Неудобный католический капитан?
9. Одиссея католического убийцы
10.Доводы Молюка
11. Монлюк вступает на тропу войны
12. Первая гражданская война (1562-1563):эпоха прославленных капитанов
Глава 2. Антропология слабеющей власти: От огненной палаты (1548) До Варфоломеевской ночи (1572)

1. Церковная организация протестантов
2. Генрих Второй- монарх, скорый на расправу
3. Ослабевшая власть
4. Борба кланов- Гизы и Монморанси
5.Гизы у власти
6.Заговор в Амбуазе: мятеж провинциального дворянства
7.Ослабление Бурбонов и поражение Гизов
8. Триумвират: союз кланов дворянской знати
9.Март 1562 года: резня в Васси, Первая религиозная война
10.Первая Религиозная война ( март 1562 года- март 1563 года)
11. В поисках мудрости
12. Королевский вояж Карла Девятого по Франции (1564-1566)
13. Политика примирения
14.Возобновление конфликта
15. Варфоломеевкая ночь: неразрешимая проблема.
читать дальше

@темы: история

18:10 

Заметки из архивов

Я гуляю по проспекту, мне не надо ничего - я надел свои очки и не вижу никого!
Религиозные войны и их участники.



Франсуа де Бомон, барон дез Адрет отличился в Италии : захватил в плн командира протмвников, затем участвовал во взятии Генуи и Неаполя, получил пулевое ранение выстрелом из аркебузы. Король Франции Франциск I включил его в число семи палатных дворян своего сына, герцога Орлеанского. В 1550 году барон Адрет возглавил пехотный корпус в Италии и сражался под руководством маршала де Бриссака, умело использовавшего смелого и дерзкого барона для выполнения "крайне опасных" заданий. Получивший множество ранений, часто вступавший в конфликт с другими дворянами, барон Адрет слыл среди современников человеком решительным, мужественным и непреклонным. Скорее всего, именно поэтому в 1558 году он был назначен командующим войсками в Дофине, Провансе, Лионнэ и Оверни.
читать дальше

@темы: да здравствует месса, история

17:19 

Я гуляю по проспекту, мне не надо ничего - я надел свои очки и не вижу никого!
Читаю свои исторические книжки и одна прямо таки интереснее другой ! Сейчас очередь дошла до Жана Мари Констан "Повседневная жизнь французов во времена религиозных войн " . Список вспомогательной литературы более чем внушительный :) Я конечно много чего читал по истории ,но клянусь святым чревом , эта книга просто алмаз ! Сколько там интересного про господ де Гизов и период правления Генриха Второго . . . Ммм . . . По всему выходит ,что это он начал расшатывать государство , Гизы активно продолжили это делать да притом внушительно разворовали казну . Потом Медичи попыталась наладить дела -но ,не будем себя обманывать ,безрезультатно . Ибо это разваливающееся государство было уже не удержать . Можно было лишь оттянуть момент окончательного краха . Чем и занималась Екатерина и ее сын ,последний из Валуа . А еще вычитала вещицу про "доблестного " господина де Бюсси. Узнаю подробности жизни двора ,протестантских и католических полководцев и самого насмерть перепуганного , темного ,распаленного бесчинствами французского народа . Автор относится с понимаем ко всем и явно симпатизирует королевскому дому . Будем читать дальше :)

@темы: История

05:35 

Я гуляю по проспекту, мне не надо ничего - я надел свои очки и не вижу никого!
Я дочитала книжку "Екатерина Медичи ". Дочитала до конца ,и так прониклась ,что даже ресницы стали влажными . Серьезно ,прекрасно написано . Уважаю автора . И уважаю Екатерину Медичи . Люблю Генриха , которого Леони Фрида тоже великолепно описала (даже жаль ,что она не занималась им специально ), а так же симпатизирую Карлу . Как человек он мне тоже чем то близок и есть в нем качества ,которые достойны восхищения . Некоторые места из книги прямо таки можно растаскивать на цитаты :) Я просто горю желанием привести тут несколько отрывков из книжки ,но я нахожусь сейчас далеко от компьютера и не могу этого сделать . Вот почему я не пошла на исторический ? Я же просто без ума от истории :) А что касается Гизов . . . Они ребята ничего . . . Но да простят меня за неполиткорректность: Так вам и надо ,скоты . Что ,считали ,что у Генриха не хватит пороху ? Возомнили себя богами ? Вы это заслужили ибо забыли свое место . И за это вас наказали . И не только король -вас наказал Бог ,во имя которого вы убивали людей в Варфоломеевскую ночь . А они убивали ,ох как убивали ,хотя они тоже не хотели того ,что вышло . Что меня бесит в этих католиках и бешеных лютеранах ,так это то ,что они постоянно прикрываются именем Бога ,творя такие бесчинства ,от которых кровь стынет в жилах . Никогда ни Медичи ,ни Генрих этого не делали-они не прятались за чужие спины . И за то еще раз им респект . И искреннее мое сочувствие . Да , Генрих был развращен французским двором , да ,он был экстравагантен, он был помешан на красоте и мог впасть в религиозный фанатизм(и кстати он это делал потому ,что совершенно искренне хотел покаяться и стать лучше ) - но он был король до мозга костей и на мой взгляд ,он полон такого притягательного обаяния ,он был настолько многогранен, и опять же обладал такими качествами (качествами достойными восхищения ),которые далеко не у всякого имеются . Без своих ярких недостатков он утратил бы свой шарм легкой испорченности . Без этого слоя румян на щеках ,без зачесанных назад завитых кудрей . . . Он не был бы самим собой . Когда он бежал из Польши ,свита несколько раз уговаривала его повернуть назад ,ибо путь был очень опасен . Но он гнал и гнал свою лошадь вперед ,не смотря ни на что . Он был чертовски смел ,наш король . Этого даже никто и не отрицает. И вот еще мне удивительно - он был падок на искренность и невинность , именно такие женщины вызывали у него восхищение и любовь . А те две женщины ,которых он любил за всю свою жизнь - Мария Клевская (да да ) и Луиза де Водемон ,эти чистые создания -они тоже любили его . Луиза боготворила мужа ,она обожала его -казалось бы с чего ей любить испорченное женственное существо ,с чего бы она так любила его ,если бы он был так плох и так развратен ? Я думаю ее как магнитом притягивала эта смесь черного и белого в нем . Его экстравагантность и его ,без сомнения ,совсем не злая ,ранимая и любящая душа . Ну и конечно не стоит забывать о том что он был красив . Красив черт возьми ,и кто то из современников писал ,что ни один портрет не передает того обаяния ,которым обладает Его Величество . Кто то его ненавидел ,но как бы в противовес существовали люди ,которые любили его так сильно ,что готовы были отдать за него не только свою жизнь ,но и душу . Впечатлило одно из писем королевы матери . " Усталость Генриха на самом деле оказалась началом болезни : у него образовался абсцесс в ухе ,схожий с тем ,от которого умер его брат Франциск . К счастью,фатального исхода удалось избежать . Екатерине не пришлось долго беспокоиться ,так как новости дошли до нее ,когда сыну уже стало лучше и он начал поправляться . И все же известие повергло ее в шок . Она писала герцогине де Юзес: В нем -вся моя жизнь . Без него я не желала бы ни жить ,ни существовать . Я верю ,что Господь сжалится надо мной ,ибо я перенесла столько горя ,потеряв мужа и детей . Он не пожелает разбить мне сердце ,забрав и это мое дитя . Как подумаю ,в какой опасности он находится ,то места себе не нахожу и благословляю доброго Господа за то ,что Он сохранил его для меня ,и молю ,пусть жизнь его продлится дольше моей ,и пусть ,пока я живу ,никакого вреда не случится с ним . Поверьте ,очень тяжело быть вдали от того ,кого так сильно любишь ,зная ,что он болен и поправляется с трудом " . Когда Наваррский стал королем ,ему было уже сорок . А этому не исполнилось и тридцати девяти ,когда его убили . Если были люди ,которые так любили его -значит ,было за что . Помимо всего прочего Фрида подтверждает ,что у Луизы действительно был выкидыш . Сижу сейчас на этой работе . . . Вроде работаю . Вроде живу . Вроде что то происходит . Но ничто это не занимает меня ни на минуту . И никто из тех ,кто знает меня в реале ,даже не подозревает о том ,что я живу изучением чужих биографий и они волнуют меня больше чем какие бы то ни было события в моей жизни :) В ней пока все спокойно . Так насладимся этой тихой гаванью и напишем доброе слово о человеке , который жил так давно и так ярко .

@темы: История, Генрих

23:52 

Я гуляю по проспекту, мне не надо ничего - я надел свои очки и не вижу никого!
Читаю книжку про Екатерину Медичи. Оторваться не могу- уже половину прочитал. В общем и целом, этот труд мне очень нравится, за исключением некоторых, незначительных моментов.
Ну во-первых отмечу тот факт, что текст редактировал какой-то бездарь...Редакция плохая, просто откровенно. Я уже молчу про частые опечатки на страницах книги. Исторические факты подобраны прекрасно, описано все очень хорошо, я узнал много новых деталей. Автор, несомненно, очень много изучал и очень много работал. И если прибавить их к прочитанной мной книжке про Генриха- общая картина получается просто потрясающая. Пора мне делать сайт, посвященный последнему Валуа)
К минусам так же отнесу слишком уж резкие эпитеты, которым автор награждает некоторых персонажей книжки. Например, Антуана де Бурбона, сына короля Филиппа Испанского, Франциска Второго де Валуа, его брата Карла , а так же и Генриха. Автор без зазрения совести обзывает людей "уроды", "развращенные бездари", "желторотый юнец", "король-сопляк". Ну ладно, про короля-сопляка я молчу, так как это слова современников Карла Девятого. Хоть Карл и был слабым молодым человеком, находящимся под влиянием Екатерины Медичи и своего брата, Генриха Анжуйского, но "слабоумным" он не был, хоть и был подвержен припадкам неконтролируемого гнева. Порадовал тот факт, что у Карда был внебрачный сын от Мари Туше. В общем, второе, что портит мне впечатление от книги, так это то, что аффтар откровенно бестактно выражает свое ИМХО. Порадовало еще и то, что сначала она обозвала Генриха Анжуйского желторотым юнцом, ничего не смыслящем в военном деле, а через две страницы признала, что он "Очень быстро обучался военному искусству". Причем она подтверждает, что Генрих Анжуйский прославился на поле брани не только из за того, что у него были хорошие советники. И в то же время она продолжает писать о нем немного в негативном ключе- но это мне, несомнено, полезно было почитать. Конечно, ничего нового она о Генрихе не написала, все, что упоминалось о нем ею, было и в книге Пьера Шевалье, только Шевалье Генрих явно нравится и он очень детально разбирает каждый его поступок. Леони Фрида концентрирует внимание на Медичи - и надо сказать, она точно, почти беспристрастно описывает королеву. И так же видно, что ей сильно по душе этот исторический персонаж.
К слову сказать, меня удивило еще и то, что в книге явственно прописано, что молодой Генрих Анжуйский "увивался" вокруг жены своего брата Карла, при этом у него была еще и любовница - Рене де Рье, девица Шантонеф, которую он потом бросил, ибо влюбился в Марию Клевскую. После этого я буквально тут же натыкаюсь на слова о том, что дескать Екатерину беспокоило то, что ее сын не реагирует на женщин, и она прям не знает чего делать, чтобы разбудить в нем обыкновенную похоть. Тут уже пошло про то, что он окружает себя миньонами. ИМХО он мог на них не реагировать, потому что у него и так любовниц было достаточно, а потом он влюбился в Клевскую, а тут уж какая похоть? Довольно мило пишет о том, что у Генриха был прекрасный эстетический вкус и он был просто помешан на нарядах и красоте. Скажу, что тоже помешан на красоте, тоже люблю одеваться шикарно, и чем шикарней-тем круче) Да и вообще у меня тяга переодевания в одежду противоположного пола. Но при этом я гомосексуалисткой не являюсь, у меня совершенно нормальная ориентация. Блин, не дай Бог про меня когда нибудь исторические труды писать будут:lol: Много будет споров, нормальная у меня ориентация, или все таки нет.:vict::lol2: Осталось только прославиться, чтоб писать начали)


Итак, еще раз повторюсь и скажу, что книжка мне ОЧЕНЬ нравится. Логично описана Варфоломеевская ночь. Я разделяю мнение автора о Екатерине Медичи и проанализировав все, что мне довелось прочитать, соглашусь с ее версией произосшедшего в Варфоломеевскую ночь. Я тоже склонна полагать, что это была "неудачная хирургическая операция". Еще автор довольно насмешливо стебется над слухами об отравленных перчатках и отравленной косметике Медичи.
Я вот еще никак не могу врубиться- почему все считают, что Медичи отравила своего сына Карла? Почему считают, что Карла вообще отравили? Это же я слышала и в фильме "Графиня де Монсоро", когда Шико говорит Генриху :" Твой брат собирается сделать с тобой тоже, что ты сделал со своим братом Карлом, собирается поступить так же, как ваша мать научила вас поступать друг с другом".
Вот тут я осмелюсь сказать, что это полный бред. Ни Генрих, ни ТЕМ БОЛЕЕ Медичи не имеют никакого отношения к смерти Карла. Он умер от туберкулеза, которому была подвержена вся семья Валуа поголовно, в особенности лица мужского пола. Умер он от туберкулеза и это исторический факт. И кстати сказать, ему очень часто меняли простыни, потому что они аж пропитывались кровью- такой у Карла был жуткий кашель. Этим же недугом страдал и сам Генрих Анжуйский, но только форма его была не смертельна. Екатерина любила всех своих детей, если она отдавала предпочтение своему любимому Генриху- это еще не значит, что она не любила остальных и могда бы их отравить. Ужас просто. Она относилась холодно только к Франсуа Алансонскому и Марго, и то, потому что та обладала прекрасным здоровьем, как будто забрав его у всех сыновей Екатерины. Это конечно не единственная причина, но все таки.
Порадовала фигура Франциска Первого Валуа) Забавный дядька) Генрих Второй тоже жжот) Еще долго умилялась, когда читала, как имел обыкновение развлекаться король Карл) Как они с Марго и своей свитой переодевались обычными горожанами и ходили среди обычного люда) Жгли короче.
"Одевшись горожанами, они посетили ярмарку в Сен-Жермене. Карл играл роль кучера, низко надвинув шляпу на лоб. Заметив одного из придворных, ехавших по улице, он огрел его кнутом. Разъяренный, тот обернулся и уже готовился было ударить обидчика, но Карл снял шляпу, и все присутствующие взревели от хохота. Такие грубые шутки король частенько позволял себе, пользуясь своей безнаказанностью."

Жжот Карлуша))))
Уважаю Медичи. Умная она была и в политике знала толк. Почему то Варфоломеевскую ночь все помнят, а то, как она выбивалась из сил, только бы свести все дело к миру- что-то все забыли.
Вот дочитаю эту книжку, начну вторую "Франция во время религиозных войн"))) И надо найти время для того, чтобы сделать про Генриха сайт)

@темы: история, Генрих

21:41 

Еще один отрывок...То, что я успел написать сегодня. УСТАЛ!

Я гуляю по проспекту, мне не надо ничего - я надел свои очки и не вижу никого!
III Тяжесть Французской короны .
1. Коронация и женитьба Генриха на Луизе де Водемон.
Что увидел Генрих во Франции, вернувшись туда ее королем? После кровавой резни всеобщее отношение к монархии стало совершенно иным. Все правление Генриха III и Генриха IV до 1598 года было окрашено переменчивыми настроениями их подданных. В одно мгновение исчезло почти мистическое почитание и уважение, которыми была окружена монархия. Отныне порвалась связь между служением Господу и подчинением трону. Теперь для гугенотов лилия- эмблема французской монархии- опозорена и обесчещена. Король превратился в тирана и монстра. Заставить его исчезнуть и поднять против него современных Армодиев и Брутов- долг каждого. Более умеренные, но более опасные, протестанты теоретики решили, что настал момент, когда надо по очереди рассмотреть права народов и королей. Монархия перестала быть неприкосновенной. Осаждаемый со всех сторон адвокатами Реформации, король не мог чувствовать себя спокойно даже у себя, в лагере Римской ортодоксии, временной главой которой он был. Конечно, еще не ставился под вопрос сам институт королевской власти. Принципы остаются прежними. На какое-то время дискредитирован сам король. Уже сильно поврежденная защитная вуаль королей была окончательно разорвана в правление Генриха III. 24 августа, будучи в некотором роде импровизацией, своей неудачей спровоцировало появление третьей партии. Протестанты не рассеялись, потеряв своих руководителей. Настроенные сражаться как никогда, гугеноты не имели никакого доверия к королевскому слову. Гражданская война стала неизбежна. С 1573 года не осталось сомнений, что отныне во Франции будут сосуществовать две религии, но даже самая сильная не сможет уничтожить слабейшую. Единственным нерешенным вопросом оставалась альтернатива, будут ли они продолжать борьбу до полного обессиливания обеих сторон или в неопределенном будущем все решится мирным путем переговоров. Появилась новая школа из тех людей, которые до 1572 года стремились разделить государственные и религиозные вопросы. Их стали называть «политиками». Прошло немного времени после Варфоломеевской ночи, и самая умеренная католическая фракция присоединилась к гугенотам вместе со своим главой, Генрихом Монморанси-Данвилем, маршалом Франции, правителем Лангедока, влияние которого приравнивалось к могуществу вице-короля. Высший судья, король, не мог заставить замолчать мятежные группировки, не мог вырвать у них из рук оружие и вынудить принять королевский мир. Что можно было сделать с партией «политиков», состоящей из гугенотов и католиков, которая возглавлялась собственным братом короля, герцогом Алансонским? В течение 10ти лет, с 1574 по 1584 год, Генрих III, превыше всего ставивший заботу о сохранении неприкосновенности своей власти монарха, был зажат между двух огней : между «политиками», союзниками гугенотов, и ультрареакционными католиками. Нет ничего удивительного в том, что подвергаемый нападкам обеих сторон, раздираемый на кусочки в их памфлетах, пасквилях , речах и т.д, он оказался погребен под горой лжи, измышлений и наветов, так что авторы, изучавшие и изучающие эту эпоху, почти всегда принимали за чистую монету все рассказы и сказки его врагов. Итак, в тот день, когда Генрих прибыл в Париж, перед ним открылась долгая дорога страданий. Может быть, он сознавал тяжесть своего пути и поэтому выбрал своим девизом manet ultima caelo ( последняя корона на небесах). Тем самым он подразумевал, что надеется на третью корону, которая его ждет лишь на небе, и он сможет надеть ее только после того, как до конца пронесет свой королевский крест. Став королем Франции, Генрих окружил себя небольшой группой людей, испытанными друзьями, преданными ему одному. Как уже было замечено выше, король обладал прекрасным вкусом и изысканным шармом.Главной мишенью нападок его врагов была любовь Генриха к пышным одеждам и особенно ,любовь к серьгам. Разумеется, враги короля не могли не возмущаться его чрезмерной элегантностью. Однако не он один носил серьги и прочие украшения. Антуан де Бурбон, отец Генриха IV , и сам Карл IX тоже носили серьги. Маршал Филипп Стрози носил в ухе жемчужину. Роббер де ля Марк, из дома герцогов Буйон, вообще имел обыкновение покрывать себя драгоценностями. Франсуа де Карнавале без всяких колебаний надевал жемчужное колье. Король лишь следовал моде времен Франциска I. Он отойдет от нее только в конце своей жизни.
В интересах государства было необходимо принять корону и благословление в сердце храма Богоматери в Реймсе и жениться, чтобы с появлением дофина обеспечить продолжение королевского дома и преемственность власти. Необходимость жениться после смерти Марии Клевской была тяжким бременем, Генрих испытывал к этому отвращение, но остаться холостяком означало подстегнуть рвение Франсуа Алансонского и ввергнуть будущее государства в пучину неизвестности. Молодой король опасался перспективы попасть под каблук жены, а потому выбрал себе в жены скромную добродетельную девушку Луизу де Водемон, чей образ остался у него в душе со времен его путешествия в Польшу. У нее не было ни приданого, ни претензий, так как она родилась в младшей ветви всего лишь герцогского дома. Привыкшая жить под пятой мачехи, Луиза де Водемон могла стать нужной Генриху женой. Она будет предана королю и оставит его свободным. Доверенное лицо короля, Шеверни, так описывает в «Мемуарах» чувства Генриха : «Со слов короля я понял, что он хочет выбрать женщину своей национальности, красивую и приятную. Она нужна ему, чтобы любить ее и иметь детей.» Удивленная выбором сына, Екатерина решила, что будет лучше не спорить, а даже показать благоприятные стороны такого брака. С юношеской торопливостью король направил в Нанси Шеверни и дю Гаста, чтобы сделать официальное предложение от своего имени. Когда они предстали перед графом Николя де Водемон, Луиза даже не подозревала об ожидавшей ее судьбе. Она родилась от первого брака своего отца, и ее мачеха Екатерина Д Омаль никогда не говорила о ней, будто она была рабыней. Увидев зимним утром, как в ее комнату вошел этот дракон женского рода, для которого она не существовала, и сделал ей три реверанса, согласно обычаю, будто она уже была королевой, она решила, что мачеха издевается над ней. Но после того , как вошел ее отец и подтвердил, что именно ее выбрал король в жены, Луиза наконец признала реальность своей казавшейся ей несбыточной мечты. С этой минуты и до конца жизни Генрих III был для нее объектом безграничного обожания и поклонения.
Через день после торжественного вступления Генриха в Реймс, в воскресенье 13 февраля, прошла изнурительная церемония коронации. С того момента, как два кардинала- помощника и кардинал де Гиз пришли за королем, и тем мгновением, когда они проводили его в архиепископство, прошло более пяти часов. Любитель роскоши и пышных одежд, Генрих сделал себе великолепный наряд. Во время невыносимо долгой службы он семь раз менял костюм, трижды принес клятву, поднял, затем опустил шпагу, десять раз вставал на колени и вновь поднимался, произнося разные молитвы, не имея возможности отдохнуть и поесть, так как в день коронации король должен голодать. Когда кардинал де Гиз возложил ему на голову корону, Генрих почувствовал приступ слабости. Корона соскользнула и чуть не упала, а самого короля сопровождающие вынуждены были поддержать, чтобы он не потерял сознание. Генрих довольно громко сказал, что корона тяжелая и делает ему больно. Это было истолковано как дурное предзнаменование.
Утром 15 февраля Генрих потратил огромные суммы, чтобы сделать из своей невесты блистательную жену. Он следил за подготовкой ее наряда, постоянно оставаясь недовольным тем, что приготовили для нее портные и ювелиры, так как стремился к чему-то идеальному. Луиза с безграничным терпением исполняла все его желания, большинство из которых было просто капризами ее венценосного супруга. Генрих даже причесывал ее сам.
21 февраля Генрих покинул Реймс и 27го числа вошел в свою столицу после почти годичного отсутствия. Необходимость найти деньги для функционирования государства, восстановление мира с гугенотами и «недовольными» католиками, интриги двора, поведение Франсуа Алансонского – все это легло на плечи теперь уже облеченного всей полнотой власти короля.

2) Начало царствования
Самым значительным затруднением было отсутствие денег. В марте 1575 года пошел слух, что «королю не на что есть и он живет долгами». Начиная с первых гражданских войн, доходы короны были затребованы на несколько лет вперед. Как и все соседние страны, Франция испытывала последствия большого притока золота из Америки. Золото обесценилось, и в конце века началась инфляция. Увеличение средств оплаты и снижение производства из-за гражданских войн вызвало скачок цен, так как нарушилось равновесие между спросом и предложением. Это была эпоха, когда повышение цен сказалось на кошельках всех без исключения- и малых и больших. Такое экономическое положение парализовывало деятельность короля. Как содержать армии, платить гвардейцам и полиции за порядок в Париже, как вознаграждать знать за лояльность? Кроме того, надо было обеспечивать жизнь двора, роскошь праздников и спектаклей. Было бы неосторожным пренебрегать Парижем. Но если почти постоянное пребывание Генриха в столице в отличие от его предшественников, шло ей на пользу, то парижане платили ему все более заметной неблагодарностью. Взволнованное денежными затруднениями короля, общественное мнение отказалось принять всерьез его благочестие. Во время поста 1575 года король ежедневно посещал по очереди все церкви и храмы Парижа, слушал мессу и молился. Но это не умалило холодность к нему народа, который предпочел бы увидеть вместо короля- монаха короля –воина. В скором времени большинство французов отдаст предпочтение не философствующему, миролюбивому и благочестивому принцу, а Генриху де Гизу, который станет их любимцем и идолом.
В то же время Генрих не забывал и о развлечениях. Он дал в Лувре множество балов и праздненств, тогда как Екатерина Медичи отказалась присутствовать на них и осталась в своих апартаментах. Двору Валуа было свойственно чередование траура и трагедии с радостью и праздником, проходящим в атмосфере любовного соперничества, любимого времяпровождения знатных дам и сеньоров. Молодой король обновлял и молодил двор. Очень скоро там сформировалось два лагеря, с большим удовольствием сражавшихся друг с другом. Рядом с герцогом Алансонским держался Бюсси Д Амбуаз. Другому фавориту королевского брата, Симье, одному из самых элегантных сердцеедов, удавалось очаровывать королеву Англии Елизавету все то время, пока она обменивалась любезностями со своим «лягушонком»
В лагере короля были дворяне, по характеру не уступающие сторонникам Монсеньора : мужественный Виллекье, дю Гаст, известный своей заносчивостью и склонностью к насмешкам, Келюс, блистающий красотой Адониса и заслуживающий звания весеннего цветка, Сен-Мегрен, ухаживающий за женой молодого герцога де Гиза и умерший от руки подосланных к нему убийц ; Можирон, Д Эпернон, и, наконец, Д Арк, из которого король сделает герцога Жуайеза и своего названого брата, женив на сестре королевы. В такой зачастую наэлектризованной атмосфере ,дуэли были частым явлением. Но если любовная и одновременно военная хроника занимала жизнь двора, то теперь Генрих III вновь почувствовал горький вкус государственных дел. Снова начались переговоры с гугенотами .Король заявил, что вернулся из Польши , желая открыть объятия для всех подданных без исключения, не делая различий в вероисповедании, и если бы они сразу выказали ему свое повиновение, то можно было бы избежать всех бедствий. На какой-то момент король поверил в возможность заключения мира, но когда протестантские депутаты предоставили ему на рассмотрение свои статьи, они сильно разочаровали его. Гугеноты требовали полной свободы богослужений по всему государству, половину мест в палате Парламентов, места безопасности, освобождения находящихся в заточении маршалов, реабилитации жертв ночи Святого Варфоломея и наказания убийц. По существу, реформаты требовали от короля полной капитуляции. После примерно часового рассмотрения требований реформатов, король приказал вновь позвать их и обратился к их представителю: «Ваши статьи кажутся мне довольно странными, а я удивляюсь, как Вы посмели предложить их мне. Они совершенно не отвечают сказанным Вами словам и заставляют меня думать, что Вы совершенно не стремитесь к миру» Разногласия не помешали продолжить дальнейшее обсуждение, но оно лишь выявило радикальную оппозицию сторон. В конце концов ,обсуждение вопроса было отложено на осень.
Другой занозой, отравлявшей жизнь и правление Генриха Валуа, был его брат Франсуа Алансонский. Он не желал довольствоваться своим нынешним положением. Впоследствии Генрих искренне презирал его за трусость , моральное и физическое уродство, а так же чрезмерные амбиции, называя его в письмах «эта образина». Надо сказать, что герцог Алансонский портил своему брату кровь с завидным рвением. Противники короля при случае легко манипулировали лишенным политической дальновидностью герцогом в своих собственных целях. Так, в разгар религиозных споров, Франсуа бежал из дворца и провинцию в сопровождении Бюсси, а так же Генриха Наваррского. Королевство стояло на пороге новой гражданской войны, однако Екатерине Медичи удалось вырвать у гугенотов мир, правда на совершенно беспрецедентных для короля условиях. Геруог Алансонский получил титул герцога Анжуйского, а так же собственную гвардию. Генрих долго корил свою мать за совершение столь серьезной политической ошибки и даже не хотел видеть ее два месяца. Этот позорный мир получил название «мира Монсеньора». Генрих тяжело пережил такое унижение и впоследствии достойно отомстил своим противникам.
Так как король постоянно был вынужден идти от уступки к уступке, католики пришли к выводу, что им остается самим защищать свою веру и составить фракцию, способную заменить беспомощное правительство. Так появилась знаменитая антигугенотская католическая Лига , организованная де Гизами. Было совершенно очевидным, что Гизы воспользуются ситуацией для обвинения короля в предательстве «истинной веры» и веры Франции. Перед лицом такой опасности для своей власти, до созыва Генеральных Штатов в декабре 1576 года, Генрих III, по крайней мере вербально, противодействовал взлету Лиги. Одновременно с помощью матери он предпринял попытку примирения с братом, указывая ему на опасность, в которую ввергали страну Гизы и его союз, теперь уже бесполезный, с гугенотами. Очень скоро, чтобы обезопасить себя от Лиги, созданной де Гизом, Генрих Валуа сам встанет во главе этой организации.
3) Сессия Генеральных штатов в Блуа в 1576 году, Генрих III перед лицом оппозиции, мир Бержерака и Эдикт Пуатье.
Большинство депутатов Генеральных штатов было решительно настроены на признание одной религии во Франции- католической. Для того чтобы отстоять эту религию, путь был только один- война. Король обещал соблюдать свободу совести, но не культа, и гарантировал безопасность мирно настроенных гугенотов и сохранность их имущества. Но это обещание было ненадежно, так как имело значение только во время сессии Генеральных Штатов. Католики, отказавшиеся вступить в Лигу, которую теперь возглавлял сам Генрих, будут считаться врагами Господа, короля, родины и ассоциации и будут обречены на публичные оскорбления. Подобный шаг присоединял к лагерю короля всех мирно настроенных католиков, «политиков» и запрещал им любые уловки. В четверг 6 декабря после мессы Святого Духа в церкви Сен-Совер, король торжественно вошел в зал заседания Генеральных Штатов. Увидев Генриха III, все депутаты встали. Король сел на свой трон и знаком предложил депутатам занять свои места. Прирожденный оратор, король звучным и твердым голосом произнес речь, посвященную открытию сессии. Эта речь, умело произнесенная 25летним монархом ,имела заслуженный успех. Я не стану приводить ее здесь. Мирное настроение короля соответствовало мыслям большинства депутатов, особенно третьего сословия. Но не всех в Штатах был по душе королевский абсолютизм. Генрих не мог действовать в открытую, он более изощренными способами пытался подтолкнуть все три сословия на предложение восстановить религиозное единство в стране. Большинство депутатов, хоть и были истинными католиками, колебались , опасаясь сопротивления гугенотов и не желая новой гражданской войны. Генрих же в тайне мечтал об этом и хотел, чтобы Штаты пошли на разрыв, так как затем они были бы вынуждены голосовать за субсидии. Итак, король постарался завоевать расположение депутатов. 19 декабря знать высказалась за религиозное единство, а 22 декабря духовенство единодушно проголосовало за отмену протестантского культа. Оно предложило третьему сословию присоединиться к принятому им решению, однако внутри третьего сословия разгорелась дискуссия. В конце концов, отделение, где происходили самые жестокие споры, согласилось на восстановление религиозного единства, но с оговоркой :» самыми мягкими и святыми путями, которые только найдет Его Величество» Почти сразу же, во время заседания Совета, Генрих III выступил против эдикта мира Монсеньора (Эдикта Болье), заявив, что он подписал его только для того, чтобы вернуть брата и удалить с территории государства наемников, надеясь дать отдых королевству, но его целью является восстановить религиозное единство при первой же возможности. Таким образом он сжег за собой мосты и занял непримиримую позицию. Но тут всплыл один деликатный вопрос. Предоставят ли ему штаты средства ,необходимые для ведения войны? Говорить же о мире после заседания Генеральных Штатов значило пытаться примирить лед и пламень.
Третье сословие здраво и непредубежденно оценивало ситуацию. Буржуа понимали, что война означает новые налоги. Колебания третьего сословия поставили монарха в сложное положение, лишая его средств для проведения намеченной им политики. Однако в каком-то смысле разрыв между первыми двумя и третьим сословиями позволял власти сохранить королевский абсолютизм и нейтрализовать опасные попытки посягательства, появившиеся в день открытия сессии Штатов, согласно которым королю предлагались спутники в королевском величии.
Главной причиной уступок, на которые шел король в отношении гугенотов была острая нужда королевской казны в деньгах. Кредиторы королевства требовали выплаты более 100 миллионов ливров. Кроме того , король не имел возможности заплатить находящимся у него на службе швейцарцам. Более того, он не знал, чем обеспечивать жизнь своего собственного дома. Но как только он заговаривал о деньгах, все придумывали всевозможные уловки для отказа. Когда король припер к стенке все три сословия, они выдвинули большое количество доводов, стараясь избежать замаячивших перед ними новых налогов. Знать и духовенство указали на закон, освобождающий их от налогов. Третье сословие ссылалось на тяжелые времена и обеднение нации в настоящий момент. Большинство дворян отказывались начать кампанию на свои средства. Наконец, духовенство согласилось оплатить жалование 1000 жандармов и 4000 пехотинцев, а после новых споров- предоставить королю 450 000 ливров. Для увеличения этой суммы Генрих III предложил разрешить ему продать государственное имущество на сумму 300 000 ливров. Боден заявил, что имущество короны нерасторжимо, и король- лишь пользователь. Просьбы Генриха ни к чему не привели. Он жаловался : «Они не хотят ни помочь мне, ни дать возможности воспользоваться моим имуществом. Это слишком жестоко». Возникает закономерный вопрос, КАК после всего современники посмели обвинить в нерешительности Генриха III Валуа, обвинив короля чуть ни во всех смертных грехах, когда как именно католики провалили планы короля, решившего перейти к действиям. Об отношении этих борцов за веру, уже ставших сторонниками де Гиза, свидетельствует отказ Парижа вооружить в рамках Лиги по просьбе вороля 2000 всадников и 5000 пехотинцев. Штаты отказали королю в помощи деньгами и оружием, и король с матерью вынуждены были действовать, располагая прежними слабыми источниками. Тем не менее с их возможностями они достигли блестящих результатов, которые стали бы решающими, если бы Штаты пошли на нужные жертвы. Королева- мать мастерски проникала в ряды противников и разъединяла их. Практически перестала существовать коалиция гугенотов и недовольных католиков, а интересы их руководителей очень часто не совпадали друг с другом. Екатерина добилась примирения Франсуа Анжуйского с Генрихом и герцог вновь занял свое место наследника престола. Что касается гугенотов, то они тоже были не в лучшем положении, чем король. Особенно это касалось Генриха Наваррского, который был не прочь помириться с французским королем. Тем более что Наваррский состоял в числе претендентов на престол и ему было бы по меньшей мере глупо и невыгодно ссориться с Генрихом. Путем умелых переговоров, Генрих III договорился с Наваррским и гугеноты снова заключили с католиками мир, уже полностью устраивающий французского короля. Зона исключения проведения протестансткий богослужений сильно увеличилась, протестанты потеряли половину палат, число протестантских магистратов в удерживаемой ими части палат сводилось в одной трети. Но в качестве гарантии король предоставлял гугенотам их зоны безопасности сроком на 6 лет. Генрих мог поздравить себя с подписанием нового мирного договора в Бержераке. Он назвал его «своим миром», противопоставив «миру Монсеньора». Побежденным в шестой религиозной войне оказался не только герцог Анжуйский, но так же и Лига. Католические ассоциации ничем не способствовали военным успехам, и король подписал им смертный приговор. Статья 56 го эдикта предписывала и католикам , и гугенотам воздерживаться от вступления в любые лиги и ассоциации, братства, созданные или планируемые для создания, должны были быть распущенны и аннулированы.
Поворачиваясь таким образом спиной к гугенотам и папистам, вновь признавая свободу совести и культа, король становился тем, кем всегда должен был оставаться :верховным арбитром. Более того, он осуществлял максиму Жана Бодена, согласно которой «монарх должен примирить одних своих подданных с другими и всех вместе с собой». Никогда больше за все время своего трудного правления Генрих III не будет бОльшим хозяином своей политики. Мирный договор Бержерак даст стране семь лет практически постоянного мира.

@темы: история, Генрих

04:36 

Отрывок из статьи о Генрихе. Много букофф

Я гуляю по проспекту, мне не надо ничего - я надел свои очки и не вижу никого!

Зачарованный мир

главная