12:10 

Один день из жизни мага: продолжение

Анри де Валуа
Я гуляю по проспекту, мне не надо ничего - я надел свои очки и не вижу никого!
Эпизод 2.

Ночной полумрак сгущался вокруг, окутывая пространство плотными иссиня-черными протуберанцами тьмы. Я лежал, полуприкрыв глаза. Я чувствовал себя в безопасности здесь, в своей комнате, в своей постели. Гораздо более спокойно, чем у порога квартиры, где я физически ощущал агрессию, направленную на меня откуда-то из вне. Но сейчас все было спокойно. Я в безопасности. Я чувствовал, что он со мной и что я могу задать ему вопрос. Я не знал, о чем мне спрашивать. Так часто случается. Когда у тебя есть вопросы, на них некому отвечать, а когда появляется тот, кто может дать ответ, ты забываешь, о чем хотел спросить.
Он был рядом, и я чувствовал, как мир и тепло входят в мое сердце. Он спросил меня, каким будет мой вопрос, и мне показалось, что сам звук его голоса уже является ответом на все вопросы. Но я попросил у него прощения и сказал, что не знаю, о чем мне спросить. Я добавил, что не хочу оскорбить его какой-нибудь глупой и невнятной бессмыслицей. Но он был добр. Друг, родитель, любовь и весь мир в одном лице.
"Любой вопрос".
Я ощутил, как напряжение полностью уходит из меня, растворяясь в легкой фиолетовой дымке. Невероятное спокойствие снизошло на меня. Я был уже не здесь, но совсем в ином месте. Я стоял перед ним.
"Не бойся".
И я задал ему, как мне казалось, самый бессмысленный и самый глупый вопрос из всех. Я сказал, что не знаю, как мне жить. Я понимаю, что должен сам искать свои пути, но я боюсь потеряться. И если он даст мне какой-нибудь ответ, который как-либо поможет мне, всей своей жизнью я не смогу выразить ему свою благодарность.
Я не могу описать жеста, которым он ответил мне, но это было похоже на то, как если бы он подвел меня к краю Бытия и широко раскрыл передо мною все миры, существующие во Вселенной. Пелена упала с моих глаз, и я увидел цветущие поля, усеянные желтыми и фиолетовыми цветами. Затем фиолетовый город с низко нависшим свинцовым небом - город, который я уже видел однажды. Видения плавно текли передо мной подобно широкой и неторпливой реке, задерживаясь перед моим взором ровно столько, сколько мне было нужно, чтобы воспринять их. Потом я увидел еще один город. Мир в тяжелых багровых тонах. Я почувствовал боль и ярость, каплями сочащуюся из каменных пор его домов и улиц. Они прошли мимо меня и не задели моего сознания, потому что он был со мной и защищал меня. Через мгновение я уже видел густую темно-красную реку, утекающую бесконечной кровавой лентой во тьму. Я знал, что эта река горяча и что воды ее несут в себе ошметки человеческих тел.
- Миров много - теперь его голос был совсем рядом. Он касался меня, моего сознания. Я физически ощущал его плотность. - Можно выбрать любой.
- Но ведь это сложно - я испугался и неосознанно дернулся куда-то вниз, но он вернул меня на место.
- Нет. - Его спокойствие, родительская мягкость и теплота почти не удивляли меня. Он "держал" меня, не давая лишним эмоциям сбить мою слабую, новорожденную душу с потока. И все же я ощущал страх. Как сделать правильный выбор? Разве это возможно, живя обычной человеческой жизнью? Я боялся, что не способен на это и что я оступлюсь, едва сделав шаг.
- Ты видишь. Разве ты не знаешь, где хочешь быть? Разве не знаешь, что тебе понравилось, а что нет?
Я инстинктивно и робко потянулся к первому видению, к залитым солнцем, васильковым полям, к любви и свету. Соответствовал ли я ему? Или быть может я - пропавшая, заблудившаяся душа, которой недостаточно просто захотеть. Ведь счастье всегда покупается дорогой ценой, тем более, если ты несовершенен.
- Этого достаточно.
Я почувствовал, как поток моих ощущений переходит в другое русло, словно чья-то рука перенаправляет его мягкой и спокойной силой.
Я стоял в поле. Зеленая трава и лесные цветы кое-где были придавлены россыпями камней, которых было где-то меньше, а где то больше. Они лежали освещенными солнцем руинами позади меня. Лишь несколько мелких камней лежало у моих ног.
Впереди я видел кромку леса и тропинки, пронизывающие его лишь с виду узкими путями.
- Так ты выглядишь внутри.
Я смотрел на кромку леса. Мне хотелось узнать, что там, среди деревьев. Темно ли там или светло. Есть ли там дикие звери и страшно ли там по ночам. И все это несмотря на то, что я уже понял - ничего страшного там нет. Это просто путь.
- Что захочешь, то там и будет. Просто представь.
- Это все, что нужно?
- Да.
Многое из того, что он не говорил вслух, я читал в его голосе. Я понял, что это не просто все, что нужно. Это все, что я могу, а остальное не в моей власти, но в его. И только он может сказать: "Да будет Свет". И станет Свет. Только он может сказать обратное. Я могу только выбирать. Хотеть либо одного, либо другого, и только этим обозначается моя свободная воля. От меня нужен только первый самостоятельный шаг и доверие к нему, а дальше я буду идти вместе с ним. Я буду в нем, в его воле, которая и есть Мир. Я спросил, что же бывает с людьми, которые не видят никаких миров, не знают, что существует выбор и не знают о Нем. Прежде чем я закончил мысль, ответ уже звучал в моем сознании. Они создают собственный.
Я увидел, как выглядят миры многих людей. Маленькие, узкие каморки с низко нависшим потолком. В пыли и мраке. Во тьме и скудости. Я ощутил страх, едва только соприкоснувшись с ними. Будто обжегся; и тогда я подумал, что это и есть ад.
Он ничего не сказал мне об аде. Он велел мне отдыхать и думать, как должен выглядеть мир, в котором я хотел бы оказаться. Он сказал, что когда придет в следующий раз, я должен буду показать ему, что у меня получилось.
На мгновение я будто вернулся в детство. Я вспомнил свою мать, которая чаще всего била меня за то, что "получалось" у меня из ее заданий, которые она давала мне, занимаясь со мной чтением и счетом. Но он успокоил меня, напомнив, что от меня нужно только старание, и я могу не бояться осуждения за какой бы то ни было результат.
Я успокоился и обещал ему, что буду стараться.
- Дай мне сон
Я обратился к нему, как ребенок, одновременно попросив простить меня за эту просьбу. Мне казалось, что я - едва разумная маленькая трехлетка, которая просит у отца леденец после сказки на ночь. Но он ничем не укорил меня. Он спросил, какой будет мой вопрос. Я задал вопрос. Глупый - после всего увиденного только что - но я знал, что из этого вопроса с его исковерканной сутью он возьмет главное и даст мне ответ. Он сказал, что этот сон я увижу не сегодня. А сегодня он даст мне другой, чтобы я мог отдохнуть. Я даже не мог сказать ему "спасибо" вслух, потому что все мое существо сотнями тихих, шелестящих голосков уже благодарило его, и я засыпал под их слабый и в то же время явственный шепот.

II
- Наш мир очень груб и циничен. Это очень турбулентный мир. Поэтому человек всегда должен быть готов к любым неожиданностям. Я не прав?
Директор мебельной мастерской, куда я пришел на собеседование из простого интереса, оказался невысоким мужичком лет пятидесяти, сморщенным, но подвижным и бойким. При первом же взгляде на него мне стало ясно, что мы не поймем друг друга и ни о чем не договоримся. Я просто это понял и всё. Если бы можно было развернуться и уйти прямо сейчас, я бы так и сделал, но объективная реальность обязывала меня к «нормальному» поведению.
- Ну почему же. Правы. – Согласился я.
Мы сидели в столярной мастерской, заваленной разными рабочими инструментами, деревом, частями какой-то мебели. Белая древесная стружка тонким слоем оседала на поверхности стола. Я попробовал ее на ощупь, растирая сухую пыль между большим и указательным пальцем.
- Вы можете не надевать маску белой и пушистой девочки. Со мной это ни к чему. Года три назад я понял, что я вас, женщин, сильно идеализирую. Вы те еще меркантильные, циничные стервы. И в этом нет ничего плохого.
Ах да. Я же "она".
Моя левая бровь иронично изогнулась. Нечто, напоминающее мне о моей принадлежности к "слабому" полу, недовольно шевельнулось внутри моего "я". Будто моей женской сущности не понравилось, что ее поминают всуе, да еще так нелестно. Я инстинктивно сощурилась и в упор взглянула на человека напротив. Несоответствие между нами ощущалось так ярко, что, пожалуй, это было даже интересно. Я понимала, о каком мире он говорит, но в этом "его" мире меня уже не существовало. Таков был мой выбор. Я не торопилась изучать его ауру только потому, что она с первого же взгляда показалась мне прогнившей настолько, что стоило одеть стерильные перчатки прежде чем туда лезть.
- Да, в нашем мире есть и такое – согласилась я – Только какое отношение это имеет к разговору?
- Самое прямое. Понимаете, девушка способна добиться успехов в дизайне интерьера только в том случае, если она умеет выстраивать свои отношения с заказчиками.
- Мне кажется, у меня нет проблем с этикой – сдержанно отметила я, сделав учтивую паузу с тем, чтобы он мог продолжить.
"И с умением нравиться" - добавил внутренний голос, и я едва удержалась о того, чтобы скептически фыркнуть.
- Да я не об этом.
- О чем же тогда?
- Дизайнер интерьера работает с личным пространством заказчика. А работать с личным пространством невозможно без личных отношений. Я не прав?
- Смотря что вы имеете в виду под «личными отношениями».
Недвусмысленный подтекст угадывался в интонационной окраске каждого произнесенного им слова, и даже при всем желании мне было бы проблематично этого не заметить.
Разговаривать с ним было трудно. На собеседование это было мало похоже. Он что-то пытался до меня донести, при этом избегая прямых формулировок и от чего-то думая, что я без лишних объяснений могу словить его «месседж». И хотя я прекрасно все поняла, внешне я делала вид, что это не так.
- Хотите скажу, сколько моя знакомая девочка-дизайнер получает за один проект? От 400 до 800 тысяч.
Он выразительно взглянул на меня своими блестящими черными глазами, видимо ожидая поймать в моем взгляде что-то родственное. Или уловить восхищение.
- Вау. – Равнодушно произнесла я – Так много.
Я едва удержалась от глубокого зевка, словно умудренная жизнью столетняя душа, удивить которую при всем желании было трудно. Тем более вот этим.
- Как вы думаете, почему?
Вероятно, это был какой-то хитрый вопрос с подвохом. Но решать задачки со «звездочкой» я никогда не умела и тем более не собиралась демонстрировать чудеса логического мышления здесь. Логика - мой враг, и я избавляюсь от нее всеми доступными средствами. Я меняюсь. Меняется моя манера мыслить, и это необратимо. Логическое мышление строится подобно цепи, проходя от одного осознанного утверждения к другому. Это напоминает отрезки. Шаги от одной точки в пространстве к другой. Иное дело ощущения. Ощущения нарастают по спирали, "наматываясь" друг на друга. Они не ограничены начальной и конечной точкой.
- Не имею ни малейшего понятия.
- Откаты, Дашенька, откаты.
Какое страшное слово. Раньше оно меня даже восхищало.
Пока он рассказывал мне о «схемах» работы дизайнеров, я решила попрактиковаться. Раз уж я трачу свое время на бесполезный разговор, стоит сделать это хотя бы с минимальной пользой. Это будет первый раз, когда я просмотрю незнакомого мне человека осознанно. Было даже немного смешно. «Я вас, ****ей, насквозь вижу» - вспомнила я анекдотические слова Ивана Грозного из его обращения к боярам. Что ж! Попробуем.
Сначала мне показалось, что это будет сложно. Поначалу всегда так кажется. Еще секунда – и я ощутила себя натуралистом-любителем, который ставит свой первый в жизни сознательный опыт на опарыше, чтобы потом перейти к более сложным организмам.
- Большинство девушек на мой вопрос отвечают, что дело вероятно, в интимных услугах.
- Правда? – я изобразила удивление, мысленно раскладывая его внутреннюю суть на привычные мне цветовые спектры – Такие услуги столько не стоят.
- Вот именно. Но если бы стоили, правильно было бы согласиться. Я не прав?
- Не правы.
Никаких высоких энергий. Полная неосознанность. Так называемый человек «плоти». В нем не было не только духовности, но даже элементарной душевности. И это притом, что душевных людей куда больше чем плотских и духовных вместе взятых. Душевных людей подавляющее большинство, как говорил протоиерей Олег Стеняев. Но здесь не было даже этой малости. Только смердящая плоть в сочетании с грубой смекалкой дельца. Нижние, тяжелые энергии, словно прикрытые тонким истлевшим слоем пепла, выглядели скверно. Да и запах.... Похожим образом благоухает тухлая рыба, когда пролежит в мусорном ведре день-другой.
- Да неужели? Мне кажется, вы достаточно повидали жизнь, чтобы со мной согласиться. Но почему-то не хотите.
Это комплимент? Похоже на то.
- Вы говорите о животном мире. О мире выживания. Но есть и другой мир.
- Да ну, бред какой. – Он поморщился, отчего сделался похож на коричневый гриб-боровик. Запах усилился. – Человек такое же животное и ничем от него не отличается.
- Человек очень сильно отличается от животного.
Детей у него не было. Почему-то этот факт меня даже не удивил.
- Это чем это?
- Если я начну объяснять, Вы не поймете. - Я поднялась с деревянной лавки. - Что Вы хотите от меня услышать?
- Я хочу услышать, что Вы разделяете мою философию и готовы на все ради своего успеха. Только тогда я возьмусь за Вас и буду Вас учить.
Только в красивых книжках наивным молодым девушкам нравятся циничные небритые мужчины всех возрастов. В реальной жизни такие мужчины выглядят мерзко. При любом раскладе. Я очень уважаю в людях умение зарабатывать деньги, умение вести любого рода практические дела и нисколько не презираю смекалку. Я восхищаюсь простыми «земными» мужчинами, увлеченными, деловыми, веселыми. Потому что это оказываются самые добрые и самые человечные люди. Добрее и человечнее не сыскать. Но этот был не таков.
- Глядя на Вас, я могу сказать, что у Вас хорошие перспективы. У Вас не кукольная внешность и при этом приятное лицо. Красивая фигура, неплохо поставленная речь, приятный тембр голоса. И судя по тому, что Вы говорите, у Вас есть мозги.
- Спасибо.
Я по-восточному склонила голову в знак внешней учтивости.
Он отмахнулся.
- Я просто перечисляю. Вы принимаете мое нескромное предложение?
Я сощурилась, направляя свое внимание в глубину влажно блестящих глаз этого человека. Женщины. Много женщин. Их серые тени соприкасались друг с другом, образуя целую сетку переплетенных между собой бесформенных субстанций. Одинаковые на запах, на цвет, на плотность, все они несли с собой привкус тронутого тленом пепла. Такими они были для него – одинаковыми, безвкусными, сосудами из праха земного. У него была жена – одна из очень многих и вероятно не последняя, так слабо она выделялась на сером фоне. Через него она окуналась в сущности всех этих женщин, становясь частью большого, истлевшего тела мертвых субстанций.
- Спать я с Вами не буду и могу обещать только то, что врежу Вам кулаком в нос при первом поползновении в мою сторону.
Он засмеялся.
- Ну, не стоит…. Значит, вы отказываетесь, и наш разговор прошел впустую. Ну, дело ваше. Я предложил вам отличный шанс выбиться в люди. Не хотите – живите так же, как и сейчас.
Тонко. Можно было прямо сказать: "Оставайтесь в заднице". Жаль, что я не могу показать ему, какой гниющий серый кокон его окружает. Жаль, что он не услышал мои слова о том, что есть и другой мир. Жаль, что не почувствовал, не понял: это правда. А самое страшное заключалась в том, что это не было великим откровением. Всего лишь самой первой ступенькой на пути к настоящей жизни - но даже самой первой ступеньки этот человек никогда не найдет и не увидит, потому что он уверен, что ее не существует.
Можно было бы предложить ему оздоровительный сеанс или визит на церковную исповедь. Не хотите? Ваше право гнить дальше. И это будет куда более циничной и беспощадной правдой, чем та, которую как он думает, он жестоко передо мной вещает.
- Как вам сказать. Ничего не бывает впустую – ответствовала я, деловито одевая свою серую кожаную куртку – Но я предупреждала, что так будет.
- Да я без претензий. Но если Вы передумаете, дайте знать. Не знаю почему, но мне кажется, в Вас что то есть. Что-то особенное.
Я улыбнулась.
Кому-то могли бы польстить подобные слова, но только не мне. Может быть, они польстили бы мне лет пять или семь назад. Активные, неравнодушные к женщинам мужчины на том и ловят прекрасных дам. Вкладывают в их маленькие куриные мозгочки мысль, будто в тех есть что-то особенное. И те ведутся, даже не подозревая, какими идиотками их на самом деле считают. И скольким таким же "особенным" вешается на уши точно такая же лапша. И только за то, чтобы ощущать себя особенной, ради пары добрых слов, ради комплимента, женщина готова унижать себя, свою душу и свой дух. Мерзко. И жалко. Многие цепляются на этот крючок. Почти все. Но не я. Потому что я и так знаю, что именно во мне есть "особенного". И хорошо знаю, что ничего особенного в этом нет.

III
Первая и самая главная задача любого мага – выжить. Иногда она бывает актуальна как никогда.
Вторая задача – сохранить социальную адекватность и магическую дееспособность. И только после успешного выполнения этих двух задач очередь доходит до третьей – маг должен учиться, постоянно наращивая багаж новых ощущений и знаний, до самой своей смерти. Для магов существует множество полезных рекомендаций. И одна из них настоятельно советует им не высовываться и молчать о своих «ненормальностях» в тряпку. Вот с этим у меня проблемы.
Стремление кричать на каждом углу, как разноцветный попугай, о том, что я МАГ, никак не говорит в мою пользу. Скорее это говорит о том, что я зеленый, не развившийся новичок, стремящийся сообщить каждому встречному о своей необыкновенности. На самом деле, мне действительно хотелось поделиться этим "откровением" со всем миром, да и просто поговорить о снах, видениях и прочих интересных для меня вещах. Вот только скорее всего меня бы записали в шизофреники, нимало не беспокоясь тем фактом, что я никак к ним не отношусь. Это было бы самое простое и логичное объяснение, устраивающее любого "нормального" человека. Поэтому мне все-таки стоило быть осторожным. Но что же делать, если высовываться нельзя, но очень хочется? Мне показалось, что я нашел компромисс.
Я зарегистрировался на сайте livexpert.ru. Это такое место в сети, где специалисты в различных областях знаний консультируют простых смертных по всем вопросам, начиная от бизнеса и заканчивая здоровьем. Я зарегистрировался в разделе «эзотерика». Единственный раздел, где не требуется подтверждать свою специализацию дипломом.
Раздел кишмя кишил экстрасенсами, «ведьмами в 10-м поколении», ведунами и магами с 20-ти летним стажем различных практик. С фотокарточек на меня смотрели пожилые бабушки, мужчины лет под 50, молодые женщины с бледными лицами и длинными черными волосами. Чистая готика вперемешку с разнотравьем «деревенских» лиц. Мне было страшно интересно на них смотреть, тем более, что среди них наверняка были настоящие маги.
Поначалу я чуть было не решил, что мне в этом цветнике ловить нечего. Где мне соревноваться с какой-нибудь бабой Машей с ее многотысячными рейтингами и внушительным вступительным текстом на страничке? Особенно если учесть, что эта баба Маша тут далеко не единственная.
«Пожалуйста, выберите области консультирования» - вежливо предложил сайт, и я обреченно вздохнул, пробегаясь взглядом по предложенным вариантам. «Толкования сновидений, Таро, Руны, Ясновидящие» - выбрал я и, немного подумав, завершил список своих специализаций разделом «Обереги, талисманы».
Я не стал писать о себе ничего даже близко похожего на вступительные речи многочисленных местных «колдунов». Я просто загрузил самую обычную свою фотографию и стал ждать, пока кто-нибудь меня здесь заметит.
К моему удивлению, долго ждать не пришлось.
«Здравствуйте!»- окно сообщения выскочило словно из ниоткуда, сопровождая свое появление звенящим музыкальным звуком – «Помогите мне, пожалуйста!»
Не успел я открыть диалог, как замигало новое сообщение. А потом еще одно. И еще. И еще.
«Помогите!», «Здравствуйте, у меня такая проблема:….», «Будем ли мы вместе с этим человеком?», «Что она обо мне думает?», «У меня проблемы со здоровьем! Помогите разобраться!», «Стоит ли мне сейчас искать новую работу?»
Сообщения «расцветали» одно за другим, требуя моего немедленного внимания прямо сейчас. Я слышал многочисленные голоса этих людей и вопли противоречий, раздирающие потревоженный внутренний мир каждого из них. И, вместе с тем, мне казалось, что со всех сторон в меня летят пустые банки из под консервов, фантики, окурки и яичная скорлупа. Первым импульсом стало сильное желание закрыть страницу этого злополучного сайта. Самое время было вспомнить о словах мудрых учителей, советующих юным непоседливым магам сидеть тихо и не высовываться. Но я засучил рукава и смело открыл диалоговые окна по очереди. Что ж, в бой так в бой. Ведь не могу же я поверить на слово мудрым людям, которые говорят мне, что не стоит бить по собственному пальцу молотком. Тем более со всего маху. Но что-то подсказывало мне: очень скоро я сам всё пойму.

IV
Удивительно.
Даже не думал, что могу оказаться настолько сильным. Можно сколько угодно сканировать других людей, смотреть ауры, разбирать сны, магичить и в глубине души списывать результаты своих действий на случайные совпадения. Можно отворачиваться от самого себя, в шутку называя себя шизофреником. Но сейчас, когда люди пошли через меня целыми потоками с интервалом в 15-20 минут каждый, я начал реально понимать, кто я на самом деле такой и для чего живу. Я рассказывал им о них самих, отвечал на их вопросы, угадывал, сколько у них детей и когда они родились. Я раскладывал по полочкам их прошлое и настоящее; я смотрел в их будущее и видел множество вероятностных линий, из которых складывался Путь. И это ничего мне не стоило. По крайней мере, я так думал.
Без сомнения, это хорошая новость. Но была и плохая.
Большинству из этих людей было не дано решить даже самые простые свои проблемы. Я видел жизни, на скорости летящие под откос. Многие и вовсе были уже мертвы. Разговаривая с ними, я все больше убеждался в том, что спасти человека от него самого в большинстве случаев невозможно. Даже Господь Бог не желает спасать людей против их воли – что уж говорить обо мне, молодом человеке с рядовыми способностями.
В общем, меня хватило на три дня. Потом я понял, почему продвинутые специалисты предпочитают не высовываться. Я перестал отвечать на сообщения и похоронил адрес лайв эксперта в истории своего браузера. Во-первых, я понял, что многим людям на самом деле не нужна помощь. Они бегают от одного «мага» к другому, задавая один и тот же наболевший вопрос, получают совершенно разные ответы, и после этого еще чего-то хотят. Есть такие, которым действительно нужна помощь, но осознание этого факта доходит до них слишком поздно. Я знал, что есть и такие случаи, с которыми можно работать, но для этого я не был достаточно силён. Но все это во-первых. А было еще и во вторых.
Я понял, что если я действительно хочу помогать людям, я должен быть очень сильным. Я понял, что маг – это чистильщик. Это тот, кто разбирается с проблемами. Такими, с которыми больше никому не разобраться. Это тот, кто выносит мусор, чистит тела и души. А для того, чтобы разбираться с чужими проблемами, сначала нужно разобраться со своими. Как говорится, вынь бревно из своего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего.
А проблем у меня было хоть отбавляй.
Магов не бывает там, где всё хорошо. Они там, где всё плохо. Маги не рождаются в благополучных счастливых семьях и никогда не живут легко. Их сила в первую очередь дана им для того, чтобы они могли эффективно решать собственные проблемы. Мой учитель говорит, что если в роду появляется маг, это значит, что дела рода стали совсем плохи. Настолько, что для его "очистки" нужен человек, у которого есть Сила.
Я никогда не жил легко, но всегда желал себе счастья. Я надеялся на него, как на свет в конце тоннеля. Я хотел интересную работу, хотел семью, хотел путешествовать по миру, хотел, чтобы всё было хорошо. Я хотел в рай. Те, кто считает, что там может быть «скучно», вероятно, просто не пробовали настоящей жизни. А я знаю. Я пробовал. И если будет надо, я сам создам рай внутри себя. Но сначала… сначала я должен был разобраться со своими проблемами.

V
Жизнь тяжелая штука. Особенно для магов. Поэтому иногда мне серьезно кажется, что как бы я ни старался, мне не выбраться к свету. Единственное, что меня подбадривает – это вера в то, что существует Бог. Альфа и Омега, начало и конец. Иногда, когда моей веры по каким-либо причинам не хватает, я чувствую, что начинаю падать. И каждый раз, когда я падаю, Он спасает меня, подхватывая почти у самой земли. Иногда вся моя жизнь кажется мне полетом. То вверх, то вниз; когда я пытаюсь взглянуть на себя со стороны, я вижу серебристо-белый самолет, летящий через океан. Иногда он летит через грозовые облака, и я вижу густой черный дым, валящий из обоих двигателей. Вижу, как отчаянно мигают аварийные огни и как сверкают впереди моего пути кривые грозовые молнии. Иногда я сажаю свой самолет, чтобы залить в него горючее и прочистить детали внутри. Последний раз я садился где-то на широком плато в горах. Это было сразу после Нового Года. Сейчас мой самолет низко летит через легкую, пахнущую дождем дымку. Внизу виден лес. Я почти задеваю верхушки деревьев выпущенными шасси. Я – самолет и самолет - это я. Мои двигатели в полном порядке, аварийные огни молчат. Технически я зверь-машина, предназначенная для дальних полетов на заоблачной высоте. И чем выше я поднимаюсь, тем мне легче. Но сейчас мне не хватает горючего, и я из последних сил тяну до ближайшего аэропорта. На дне моего бака еще плещутся остатки Силы. Но если я в ближайшее время не сяду, я упаду. Сквозь туман я вижу огни посадочной полосы, зажженные специально для меня. И я тяну. Из последних сил.

VI
Были времена, когда я думал, что я обычный человек. Я смотрел на других обычных людей, как они живут, работают, отдыхают, женятся, выходят замуж, рожают детей. Мне казалось, что как бы я ни жил, у меня все равно получится примерно то же самое. И знаете, это меня успокаивало. Не скажу, что я мечтаю запереться на кухне у плиты и целыми днями варить борщи. Но с тех пор, как я узнал, кто я такой, я серьезно боюсь, что останусь один.
Одна.
Многие терпят меркантильных стерв, потаскух и просто глупых женщин, чей мир ограничивается селфи-фотками, шмотками и поездками в Египет. Но как бы примитивны они ни были, мужчинам с ними все ясно. Они в порядке вещей. С ними жили, живут и будут жить. Их даже любят, если это можно назвать любовью. Но кто будет жить с ведьмой? Я первый раз употребляю это слово. Но женщины-маги называются именно так. Я не люблю этого слова, потому что никто, как правило, не понимает его значения. В ведьме нет ничего плохого. Ведьма это Ведающая Мать. Она видит то, что не дано увидеть другим. Но люди, как правило, боятся всего, чего не понимают. Они даже друг друга боятся. Боятся привязываться, любить, боятся всего, что хоть немного выходит за рамки их схемы мышления. Теоретически я понимаю, что если где-то ходит мой мужчина, он ни за что меня не испугается. Но это только теоретически. А практически я боюсь, что его просто не существует. Тем более что я люблю простых и жизнерадостных мужчин, а такие люди не переносят лишних сложностей. Вот она, моя проблема номер один. Личная жизнь, как это ни банально.
Когда я смотрю на себя в контексте личной жизни, я вижу одни руины. Пепелище с робко прорастающими через черное покрывало цветами. Как мне вырастить сад на земле, дважды уничтоженной пожаром?
Бывали моменты, когда мне становилось до слез жалко себя. Бывали и такие моменты, когда мне всерьез не хотелось жить. Но все дело в том, что даже после смерти ничего не заканчивается. И как бы тяжело не было при жизни, только здесь мы можем что-то исправить, что-то отработать, что-то создать, что-то вырастить. Потом будет уже слишком поздно; просто потому, что это будет уже совсем другая история.
Я смотрела на выжженные равнины, тронутые островками зеленых побегов. Я понимала, что как бы мне ни было страшно или тяжело, как бы я верила или не верила, я должна вырастить свой сад в третий раз. Потому что если я этого не сделаю, меня уже ничто и никогда не спасет. Если я этого не сделаю, значит, я сдалась. И пусть два раза я уже проиграла, я все равно могу попробовать еще раз. Плаха или сад? Я выбираю сад.

- Уже решила, в каком мире хочешь оказаться?
Он молчал, но Его молчание говорило со мной, именно так.
Легкий ветер обдувал лицо, а черный пепел под моими ногами медленно превращался в плодородную, пахнущую дождем землю. Я видела серебристо-голубые ручейки, бегущие ко мне с разных сторон, и солнечные лучи, пробивающиеся сквозь медленно проясняющееся небо. Неужели получится?
- Да. Я хочу вырастить большой, красивый сад. Помоги мне, пожалуйста.
- Уже. Уже растет.

Легкий ветер. Водяные брызги. Запах древесины. Цветов. Пение птиц; дорожки, обвитые плющом беседки, травяные ковры, фонтаны, ветвистые кроны деревьев, пруды и озера. Мосты. Всё шевелится, живет, шелестит, копошится; все куда-то ползет. Желто-оранжевые лучи солнца льются с неба тонкими нитями, пронизывая стежок за стежком новый мир. Неужели так просто. Неужели достаточно всего то захотеть.
Достаточно.
И не будешь гнить заживо. Не превратишься в животное. Не будешь инвалидом, стремящимся скрыть свое уродство за так называемой «правдой жизни». Не будешь метаться от одного к другому в надежде, что кто-нибудь возьмет и расскажет тебе, как жить. Все решит и все сделает за тебя. А ты заплатишь ему 200 рублей за консультацию.
Я хочу. Хочу, чтобы у меня вырос сад.
Хочу.

@темы: рассказ про мага, молодой маг, маг, Творчество, Литература, Креатив, эзотерика

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Зачарованный мир

главная